Время знойной тишины

Вторая половина июля – тяжеловатое время, если всё-таки приходит летняя жара. Подпрыгивая на ухабах в заповедной «шишиге» (шишигой называли вездеход ГАЗ-66, а теперь и его преемника ГАЗ-3308) мы с сыном, изнывая от жары, ехали в поле. Поневоле на ум приходили мысли о високосном годе и тягостные воспоминания о дымном 2010.

На кордоне Лыпья розовыми облаками буйствовал иван-чай – растения поднялись в рост человека. В них перепархивала подросшая пернатая молодёжь камышевок, славок, пеночек, луговых чеканов вместе со своими начавшими линять родителями. Зной заглушил у птиц всякое желание петь, поэтому определять птиц можно было только визуально. Один раз накатила страшноватая сухая гроза. Она побила молниями в разных местах, но к счастью ничего не зажгла.

Жара не понравилась и комарам: по сравнению с предыдущими холодными годами их было немного. Но о слепнях этого было сказать нельзя. На смену крупным бычьим и оленьим слепням появились мелкие, но не менее кусачие серые дождевки и пестрые златоглазки. В жару эти кровососы чувствуют себя комфортно.

После хутора Лыпья несколько дней удалось поработать на кордоне Мойва. Жизнь в это время отравлял дым лесных пожаров, который несло из Свердловской области, а возможно и из других мест. Возле кордона продолжают хозяйничать бобры, их плотина подняла уровень воды в озере возле бани на ещё большую высоту. На ближайшем отроге хребта Ишерим на абсолютных высотах свыше 900 м обнаружился выводок белых куропаток. Птицы несколько поколебали моё представление, что в такой бедной каменистой тундре селятся преимущественно тундряные куропатки. Как бы то ни было, всегда приятно увидеть краснокнижный вид с потомством в добром здравии. В дыму на хребте встретился красивый самец северного оленя, зверь оказался рядом так неожиданно для нас и для себя, что мы успели достать фотокамеры только уже когда он распознал людей и пустился в неторопливое бегство.

Главная радость случилась на обратном пути в пойме р. Малая Мойва: встретился ещё только начавший вспархивать птенец овсянки-ремеза с родителями, так что эти краснокнижные овсянки по-прежнему гнездятся в заповеднике, хотя в низовьях р. Лыпьи, где они раньше также гнездились, птицы исчезли.

По возвращению на хутор Лыпья, мы вместе с Е.А. Савичевым отправились вверх по реке Лыпье, чтобы в очередной раз обследовать главную бобровую страну заповедника. Поход, как и в прошлом году, оказался весьма нелёгким, поскольку пешком в пойменных дебрях идти непросто, а сплав назад сопряжён с преодолением множества завалов русла. Но материал собран, усталость и боль в суставах проходят, можно надеяться, что удастся повторить эту тяжелую работу и в будущем году… 

Василий Колбин, заместитель директора по научной работе
Фото автора