Февральский пессимум

Василий Анфимович КОЛБИН – заместитель директора по научной работе заповедника «Вишерский», кандидат биологических наук, орнитолог, рассказывает о зимних наблюдениях за пернатыми на заповедной территории.

Длительные устойчивые морозы в конце февраля – явление невиданное даже для старожилов. Природа меняется и очередной раз намекает людям, что они всего лишь песчинки в звёздной туманности и ставить себя выше планетарного космоса никак не должны. В ночь на c 22 на 23 февраля столбик термометра показал 48 градусов мороза, и в течение двух недель до этого дня каждое утро сорокаградусный мороз также был нормой. Наступившее нынче в Тихом океане охлаждение – Ла-Нинья – случалось и в 2011–2012 гг., но таких морозов в феврале на Вишерском Урале не вызывало.

Три недели я работал в заповедной тайге, которая этой зимой стала настоящим царством белого безмолвия. Пройдено пешком 93 км, при этом встречено 3 кедровки, 1 рябчик, 1 белая куропатка, 1 синица-пухляк, 2 чечётки, 1 ворон, 2 больших пестрых дятла и 3 желны. В истории заповедника такого минимума не было никогда. По всей видимости, нынешней зимой низкая численность птиц вызвана суммированием неурожаев хвойных деревьев и рябины, а также общей деградацией лесных сообществ, о глобальных и региональных причинах которой можно говорить очень долго.

В период с 10 по 19 февраля можно было говорить о возрастании численности оляпок на модельном участке реки от урочища «71 квартал» до кордона «Круглая Ямка», что вне всяких сомнений являлось следствием замерзания множества промоин, где они жили в предшествующие зимы. На 16 км русла в условиях резкого сокращения площади полыней было встречено 45 птиц, в предыдущие тёплые зимы на данном участке держалось порядка 20 оляпок. Но после 20 февраля численность снизилась до прошлогоднего уровня из-за почти полного замерзания промоин. Хочется надеяться, что птицы нашли себе скрытные места для кормёжки, ведь лютые зимы 50 лет назад были нормой.