Земля заповедная: печали и радости осени

А. С. Пушкин в своём известнейшем четверостишии «Унылая пора – очей очарованье…» скорее всего, имел в виду только сентябрь – золотую осень. Большая часть осени с бесконечными дождями и голыми деревьями нравится немногим.

Осенью 2018 года я снова «завис» на заповедном хуторе Лыпья, причём в два захода прихватил вторую половину сентября и вторую половину октября. Раньше осень в устье речки Лыпьи я наблюдал в сентябре 2015 года. Сравнение сентября прошлого и нынешнего дало повод для грусти. Три года назад каждый день на поляне возле избушки стационара и на опушке перепархивали десятки овсянок-ремезов. В пойме р. Вишеры шёл достаточно интенсивный пролёт этих овсянок: так в окрестностях кордона Лыпья в сентябре 2015 г. плотность пролётных птиц составила 39±29,5 особей/км2. В сентябре 2018 г. были зарегистрированы только 4 птицы. Неладно что-то в Палеарктике, если банальные пролётные овсянки исчезают… и попадают в Красные книги. Даже камышовые овсянки, которые не летят на зимовку в Юго-Восточную Азию, оставаясь в Южной Европе, тоже встречались редко. Пострадали и тетеревиные птицы, которые оседлы и зависят только от погоды. 

А первая половина лета на Вишере нынче была суровой: холодный июнь для большинства птенцов оказался гибельным. Как известно, только что появившиеся на свет рябчики и другие представители куриного племени способны сами находить себе пропитание, но длительно поддерживать тепловой баланс без подогрева возле матери они не способны. Если же стоят холода, то времени на поиск корма совсем не остаётся, стоит удалиться от самки и тепло растрачивается раньше, чем удаётся найти питание. В результате птенцы погибают. Вероятно поэтому нынешней осенью на маршрутах рябчики встречались редко-редко.

Октябрь – время самых поздних пернатых северян, которые покидают арктические тундры. Это рогатые жаворонки или рюмы и пуночки. Крупные стаи этих видов часто встречаются возле посёлков, а на заповедной Вишере мне попадались небольшие группы. К счастью рогатые жаворонки в районе урочища 71 квартал подпускали близко, так что получились крупные портреты. Октябрьская экспедиция началась неплохо. На хуторе Лыпья летали крупные – до 50 птиц – стаи чечёток. Чечётки тоже северяне, но в горах Вишерского заповедника они гнездятся, поэтому сказать, что они гости в наших краях нельзя. На реке Лыпье до самого моего отъезда держались утки – хохлатые чернети и самка турпана. Турпан – морская утка и в наших местах редкость. Я её увидел на Вишере впервые, хотя ранее о встречах с этим видом упоминали инспектора заповедника. Всегда приятно убедиться, что какой-то редкий вид не исчез навсегда.

В лесу как обычно, встречались синицы – пухляки. Этот самый обычный вид нашей тайги, по данным многих орнитологов, в последнее время стал сокращать численность. Но осенние учёты эту печальную тенденцию не подтвердили. Хоть маленькая радость.

Василий Колбин, кандидат биологических наук

Фото автора